Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Мошенница игуменья Митрофания, Москва, 1872 год.

Баронесса Прасковья Григорьевна Розен родилась в 1825 году в весьма состоятельной и уважаемой семье. В конце 30–х годов благосостояние пошло на спад — отец Прасковьи барон Григорий Розен лишился высокой должности и вскоре умер от паралича. Николай I за былые заслуги оплатил долги покойного и пристроил восемнадцатилетнюю Прасковью фрейлиной при дворе императрицы. В 1852 году она приняла решение уйти в монастырь и с позволения императора оставила двор. Новоявленная послушница, вступив в ряды РПЦ, приняла монашеское имя Митрофания и, используя знакомство с высокопоставленными церковнослужителями, начала уверенно продвигаться по карьерной лестнице. Через 9 лет ее возвели в сан игуменьи и выделили в управление Владычный монастырь. Также с благословения митрополита и императрицы она взяла на себя руководство первыми российскими общинами сестер милосердия.

В 1870 году Митрофания приступила к своему крупнейшему строительному проекту — постройке здания Владычне–Покровской общины в Москве. Большую часть монастырских денег она вложила в коммерческие проекты, которые оказались провальными. Пытаясь спасти положение, игуменья начала подделывать векселя и долговые расписки. Криминальная карьера игуменьи была прервана арестом в 1873 году. В ходе следствия по указаниям Митрофании ее союзницы активно обрабатывали свидетелей и фабриковали фальшивые документы для защиты, а сама обвиняемая постоянно меняла показания. По словам прокурора, "все, что ни попадало в руки игуменьи, назад уже не возвращалось". Только по одному из эпизодов дела незаконно присвоенная сумма составила немыслимые полтора миллиона рублей.

По поручению Святейшего Синода московская духовная консистория провела собственное расследование, но достаточных для обвинения улик найдено не было. Мирской суд оказался менее гуманен по отношению к проворовавшейся игуменье. Хотя прямого личного интереса Митрофании следствие не нашло, присяжные признали Митрофанию виновной по основным пунктам обвинения, а суд приговорил ее к 3 годам сибирской ссылки и 11 годам ссылки в других регионах. Благодаря вмешательству влиятельных заступников, наказание было смягчено до высылки в монастырь в Ставрополе. Последующие два десятилетия она без проблем меняла регионы пребывания, а в конце жизни невозбранно покидала страну и подолгу жила в Иерусалиме. Широкая огласка дела Митрофании отразилась и в художественной литературе — имя игуменьи упоминается поэме Некрасова "Современники", романе Писемского "Мещане" и "Дневнике провинциала" Салтыкова–Щедрина. Островский же под впечатлением от публичного суда над Митрофанией написал сатирическую комедию "Волки и овцы".

Почему Япония не напала на СССР?

Ведь могла! В 30–е годы к тому имелись все предпосылки. Но Япония решила не нападать на Советский Союз, а занялась другими делами. Почему?

Вкратце — потому что пользы мало, а риска много.


В теории многие японцы в начале 30–х годов прошлого века были очень не прочь повоевать с Советским Союзом. Зачем? Чтобы обеспечить себе надёжный тыл в грядущей войне на Тихом океане. А зачем сражаться там? Чтобы объединить народы Азии.

То есть Япония после захвата китайской Маньчжурии аккуратно «отжимает» у соседей Монголию, северный Сахалин, Камчатку и Приморье, а затем, укрепив таким образом тыл, идёт выполнять свои основные задачи.

Броня японской армии, 1937 год
Особенно важно уничтожить советскую дальнюю авиацию, пока она не навестила японские тылы в Корее и даже Токио. Затем — штурм Владивостока и Благовещенска, «окрасив воды Амура в цвет крови», причём японской крови. В силу очень специфичной истории Японии её военные теоретики своих потерь не только не боялись — практически мечтали о них.

Тем более у Японии на море — сильнейший флот. И снабжение по морю лучше, чем по суше. А японские солдаты действительно хороши.

Красная армия наверняка испугается ночных атак японцев! Как итог, доблестная японская армия дойдёт до Иркутска, а может быть, и до Красноярска.

Однако суровая реальность жестоко разбила эти мечты.

Китай всё никак не сдавался и отвлекал на себя большинство свободных дивизий. После пробы сил на Хасане японцы вроде бы убедились, что Красная армия действительно слаба, но тут настал Халхин–Гол. Фиаско.

Да, красных командиров впечатлила стойкость японской пехоты, её умение маскироваться и вести ночной бой.

Но тяжёлая артиллерия и танки даже по японским меркам выглядели супротив техники СССР конца 30–х годов смешно. То есть СССР оказался очень крепким орешком.

С Монголией — облом. Атаковать СССР — риск получить не только тяжёлую, но и затяжную войну, а этого и в Китае хватало. Да и что захватить такого ценного на советском Дальнем Востоке?

Рыбу японские рыбаки и так ловили. Нефть с севера Сахалина Япония честно добывала по концессиям, и добыча её все время падала — с 200 тысяч тонн в 1931 году до 44 тысяч тонн в 1940–м.

А тут ещё в разгар боёв на Халхин–Голе союзный Японии Третий рейх «удружил» — заключил с СССР пакт о ненападении.

Плюс мешала исконно японская забава — борьба между армией и флотом. Доходило до того, что у армии были свои авианосцы и подлодки, а у флота — свои танки! Причём флот по понятным причинам (Япония — островная империя) забирал три четверти военного бюджета.

Флот совсем не хотел сражений в северной тайге. Он хотел на юг — брать богатую нефтью Голландскую Индонезию и попутно громить американский флот.

Нефти в Индонезии куда больше, чем на Сахалине!

Плюс она «ничейная» — ведь саму Голландию в 1940 году захватила Германия. Осталось только подобрать вкусненькое. Легко и быстро!

После того как армия завязла в Китае и не смогла уверенно победить на Халхин–Голе, доводы флота смотрелись куда убедительнее. Впереди «замаячил» Пёрл–Харбор.

Так Япония и не напала на СССР.

Интересна история слова «афедрон».

Только вчера цитировал протопопа Аввакума: «Да нечева у вас и послушать доброму человеку: все говорите, как продавать, как куповать, как есть, как пить, как баб блудить, как робят в олтаре за афедрон хватать».

Начинается русский афедрон с церковнославянского перевода Евангелия от Матфея. В русском синодальном переводе слова Иисуса из Назарета звучат так: еще ли не понимаете, что всё, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон? (Мф. 15:17).

Как именно (да и на каком языке? По-арамейски или на иврите?) звучали эти слова в устах галилейского проповедника, мы в точности не знаем; но Матфей передал эти слова по-гречески так: εἰς τὴν κοιλίαν χωρεῖ καὶ εἰς ἀφεδρῶνα ἐκβάλλεται (т.е. "...и выходит через афедрон"). По-видимому, Кирилл и Мефодий не нашли достойного славянского эквивалента этому слову, и перевели так: во чрѣво въмѣщаатъсѧ и афедрономъ исходитъ.

Так афедрон, непокорённый переводчиками и непонятый народом, начал своё победное шествие по Руси. Впрочем, очень скоро народ подверг афедрон простому логическому анализу. Как может извергаться вон всё, входящее в уста? Только через... ну, понятно, да? Значит, афедрон - не что иное, как... ну, в общем, то самое слово, но по-гречески.

Сочинениями графа Хвостова подтирался Александр Сергеевич Пушкин за отсутствием коленкора – благородной ткани, которую для этой цели предпочитал Александр I:

Окружен рабов толпой,
С грозным деспотизма взором,
Афедрон ты жирный свой
Подтираешь коленкором;
Я же грешную дыру
Не балую детской модой
И Хвостова жесткой одой,
Хоть и морщуся, да тру.

Между тем, слово это имеет другое значение. Например, в 1901 году в греческом городе Пергаме была найдена надпись: ΟΙ ΑΣΤΥΝΟΜΟΙ ΕΠΙΜΕΛΕΙΑΝ ΠΟΙΕΙΣΘΩΣΑΝ ΤΩΝ ΤΕ ΔΗΜΟΣΙΩΝ ΑΦΕΔΡΩΝΩΝ ΚΑΙ ΤΩΝ ΕΞ ΑΥΤΩΝ ΥΠΟΝΟΜΩΝ...

"Те демосион афедронон" – речь идёт об отхожих местах, туалетах. Слово это, как и αφοδεύω "испражняться", происходит от приставки ἀπό "из" (апо-, превращающееся в аф-). А корень -едро- означает "сидячий" (ἑδράζω эдразо "усаживать"). Сидячее место для испражнения. Вот что имелось в виду в евангельском тексте. Ошибка в переводе возникла по понятным причинам и осталась неисправленной оттого, что слово не было известно из классических греческих текстов.

В 1888 году в водах Новой Зеландии появился серый дельфин, которому дали имя Пелорус Джек.

25 лет он проводил суда через пролив Кука, выполняя функции лоцмана. Ни один корабль, который сопровождал дельфин, не налетел на мель или на скалы.

При этом Пелорус Джека не интересовали парусники и яхты, он сопровождал только пароходы. Если в проливе одновременно появлялись два корабля, дельфин выбирал более быстрый.

В 1904 году с борта судна «Пингвин» был произведён выстрел в Пелорус Джека. После этого дельфин пропал на несколько недель, но затем снова появился в проливе и вернулся к своему занятию. Однако с тех пор Пелорус Джек игнорировал «Пингвина», по-прежнему сопровождая другие суда. Когда «Пингвин» заходил в пролив, дельфин исчезал.

Легенда связывает эту историю с крушением «Пингвина» в проливе Кука через несколько лет — это станет самой масштабной морской катастрофой в Новой Зеландии в XX веке.

После истории с «Пингвином» по просьбам жителей колонии был принят закон об охране животного. Закон имел пятилетний срок действия и продлевался в течение жизни Пелорус Джека.

Пелорус Джек исчез в апреле 1912 года. О его исчезновении ходили разные слухи, наиболее распространена была версия гибели от рук гарпунёров норвежской китобойной флотилии, не знавших о существовании закона о его охране. Исследователи полагают более вероятной смерть дельфина от старости.

Пелорус Джек стал героем нескольких книг для детей, стихотворений и песен, его изображение воспроизводилось на открытках: «Единственная рыба в мире, охраняемая законом парламента».

Сильные люди , остров Валаам

Мало, кто знает, что на острове Валаам, Карелия, находился интернат для инвалидов Великой отечественной войны.
Это было очень страшное место, в котором жили люди, от которых война оставила одни обрубки.

В 1952, когда в старых монастырских постройках организовали дом-интернат для инвалидов войны, там не было никаких условий для жизни. Многие люди спились, многие умерли, многие жили в нечеловеческих страданиях.

В 1974 году художник Геннадий Добров (1937 - 2011) решил нарисовать портрет каждого бедолаги, который на то время жил на Валааме.
В 1980м он закончил последний сороковой портрет.
Предлагаю вам посмотреть их.
Предупреждаю, что картины не для впечатлительных.

Добров писал портреты обездвиженных, безногих, слепых и одной женщины без лица, упавшей в обморок прямо в печь от вести, что началась война. Муж, которого она без памяти любила, был накануне направлен в Брестскую крепость, и сердце не обмануло - он погиб.
Слепая женщина с выгоревшим лицом пела Доброву народные песни на неведомый мотив, которые поражают его и спустя десятилетия.

Всесоюзный кинофестиваль в Баку, 1974 год.

Произошла там удивительная история. Было два главных претендента на это место: Быков с фильмом "В бой идут одни старики" и Шукшин с "Калиной".

И жюри приняло решение отдать приз Быкову. Председатель жюри Станислав Ростоцкий категорически отказывался отдавать приз Шукшину. Быкову об этом донесли, он наотрез отказался участвовать в закулисных интригах: "В списке, где будет Василий Шукшин на первом месте, я почту за честь быть хоть сотым. Ведь моя картина — это рядовой фильм о войне, а его — это настоящий прорыв в запретную зону, прорыв в сферу, о чем раньше и думать–то не позволялось.

Так и передайте мои слова руководителям фестиваля". В результате Шукшин получил Гран–при, а Быков Первую премию. А после награждения Леонид Фёдорович стеснялся подойти к Шукшину и поздравить, попросил кого–то из знакомых. Шукшин встретил Быков широкой улыбкой, они обнялись, как старые друзья и до конца вечера не отходили друг от друга. Жестикулировали, заразительно смеялись...

В конце встречи Быков сказал: "Вася! Если в "Разине" надо будет сыграть табуретку — звони!" А уже когда все разъехались сказал кому–то в сторону: "Какой удивительный мужик этот Шукшин. Человечище!" Это была их первая и последняя встреча. Через полгода Шукшина не станет.

Падение Мэри Деккер, Лос–Анджелес, 1984 год.

К своей третьей Олимпиаде американка Мэри Деккер подходила на пике карьеры — за год до нее она выиграла "золото" на 1500 и 3000 метров на первом чемпионате мира по легкой атлетике, а еще годом ранее установила мировые рекорды на нескольких дистанциях от мили до 10 км. Домашняя Олимпиада должны была стать вишенкой на этом торте. Но...

В отсутствие советских бегуний (СССР, как известно, бойкотировал американскую Олимпиаду) основной конкуренткой Деккер неожиданно стала 18–летняя британка Зола Бадд, которой попала на Олимпиаду практически в последний момент — дело в том, что Бадд была гражданкой ЮАР, исключенной из МОК из–за проводимой там политики апартеида, поэтому юной спортсменке пришлось в срочном порядке получать гражданство своих родителей–британцев. Кроме того, у Бадд была одна особенность — она бегала босиком.

В финальном забеге на 3000 метров Деккер сразу взяла инициативу в свои руки и возглавила забег, но на отметке 1600 метров Бадд обошла именитую соперницу. А дальше была борьба за позицию и контакт, в результате которго американка упала, надорвав мышцу бедра, а британка потеряла темп и финишировала лишь седьмой.

Судьи под давлением воплей Деккер в унисон с гулом зрителей дисквалифицировали Бадд. А когда та подошла к американке, чтобы выразить сочувствие, та прогнала ее с криком: "Проваливай — ты украла мою мечту!"

Впрочем, уже через час судьи, детально изучив записи, пришли к мнению, что вины Бадд нет (это, скорее, Деккер спровоцировала столкновение — см. фото) и отменили дисквалификацию. Деккер же понадобилось куда больше времени — лишь в декабре 1984 года она прислала свое сопернице извинительное письмо, а летом 1985 года они вновь встретились на дистанции 3000 метров на соревнованиях Crystal Palace National Sports Centre в Лондоне: Мэри Деккер выиграла, а Зола Бадд пришла четвертой. После финиша они пожали друг другу руки.

"Неведомая" ангостура



Состав ангостуры
АНГОСТУРА (ANGOSTURA BITTER) — популярный венесуэльский алкогольный напиток, концентрированный биттер (группа алкогольных напитков, в которую входят горькие настойки и некоторые виды вермутов и ликеров).

В состав напитка входят экстракты кожуры померанца (лат. Citrus aurantium), или чино́тто — вечнозелёного древесного растения, кореньев горечавки (Gentiana - своё русское название горечавка получила из-за очень горького вкуса корней и листьев), имбиря и аптечного дягеля, коры хинного дерева и галипеи лекарственной (иначе Ангостуровое дерево), мускатного ореха, гвоздики, кардамона, галганта, корицы, цветов муската и сандалового дерева.
История ангостуры
что такое ангостура история ангостуры биттер доктора Зигерта
Самая известная горькая настойка в мире
Рецепт ангостуры был разработан в 1824 году доктором Йоханом Готтлибом Бенджамином Зигертом, военным хирургом в армии Симона Боливара в Венесуэле - эмигрантом из Европы, участником битвы при Ватерлоо. Немец по происхождению, доктор медицинских наук Йохан Зигерт оставил свой родной край в 1820 году, следуя зову приключений. Он направился в Венесуэлу, чтобы присоединиться к Симону Боливару в его борьбе против испанского трона. Боливар назначил его военным хирургом армейского госпиталя в городе Ангостура. Доктор Зигерт был прежде всего ученым с острым, любознательным умом. Видя мучения солдат, сломленных врагом снаружи и изнутри, с высокой температурой и желудочными расстройствами, доктор Зигерт решил позаимствовать лекарство у самой природы.

После четырех лет проб и ошибок, исследований и анализа характеристик тропических растений и трав он, наконец, нашел уникальное сочетание, которое назвал «Амарго Ароматико» или ароматические биттеры. Стоял 1824 год. Доктор Зигерт надеялся использовать биттеры для лечения своих пациентов и знакомых. Вскоре, доктор Зигерт решил начать производство в коммерческом масштабе. В 1830 году Зигерт впервые экспортировал ангостуру в Англию и Тринидад. К 1850 году он ушел со службы в Венесуэльской армии для того, чтобы сконцентрироваться на производстве ангостуры, так как к тому времени спрос сильно превысил предложение.

На момент смерти доктора Зигерта в 1870 году репутация ангостуры была упрочнена по всему миру. В период с 1873 по 1879 год ангостура завоевала Европу и США.

Вторая половина XIX века считается временем становления и расцвета коктейльной культуры. В это время ангостура стала великолепным дополнением к смешанным напиткам. Ее сильный аромат и тонизирующие свойства сразу привлекли к напитку внимание барменов – для того чтобы украсить букет коктейля, достаточно всего нескольких капель настойки доктора Зигерта.

Широкую популярность эта настойка завоевала благодаря своим лечебным свойствам (например, она является отличным жаропонижающим средством, нормализует работу желудка). Тонизирующие свойства ангостуры делают ее незаменимым средством от похмелья.
Ангостура также активно используется в кулинарии в качестве пряной добавки при приготовлении различных блюд и кондитерских изделий. Сегодня это самый известный биттер в мире.

Ангостура представляет собой ароматную горькую настойку коричневато-красного цвета. Точная формула этого биттера содержится в секрете. В настоящее время ангостура производится в Тринидаде, ее применяют, в основном, для ароматизации коктейлей и «розовых джинов». Основной из производителей «горькой настойки» - компания House of Angostura, зарегистрированная в Тринидаде и Тобаго (островное государство в южной части Карибского моря, недалеко от побережья Венесуэлы).
Несколько коктейлей
что такое ангостура коктейли с ангостурой
Коктейль с ангостурой
Из-за "узкого" производства, ангостуру достаточно сложно найти. Несмотря на доступность цены, возникает проблема приобретения. Но, к примеру, в гипермаркетах или интернет-магазинах Москвы и Киева вы можете приобрести ангостуру по цене 10$ за 100мл.
Если вам посчастливилось прикупить бутылочку знаменитой горькой настойки, перед вами откроются перспективы приготовления множества неповторимых коктейлей.

Дьяболо
Ингредиенты:
•Ром - 60мл.
•Сухой вермут - 15мл.
•Ликер Куантро - 15 мл.
•Ангостура - 2 капли.
Приготовление:
Взболтайте со льдом и процедите на дробленный лед в бокал для коктейлей. Украсьте коркой апельсина в форме завитка.

Красное бикини
Ингредиенты:
•Апельсиновый сок - 80мл.
•Ликер Маракуи - 20мл.
•Ангостура - 20мл.
Приготовление:
Перемешайте ингредиенты и налейте в коктейльный бокал. Украсьте вишенкой.

Сэр Рыцарь
Ингредиенты:
•Коньяк - 60мл.
•Ликер Шартрёз - 15мл.
•Ликер Куантро - 15мл.
•Ангостура - 1мл.
Приготовление:
Взболтайте с колотым льдом и процедите в охлажденный бокал для коктейлей. Украсьте завитком лимона или апельсина.

Кстати, в рецептах коктейлей часто употребляется мера измерения ангостуры в дэшах (dash). Это самая мелкая мера при составлении коктейлей. Один дэш равен 0,5 мл.

«Год литературы»: 100 главных книг постсоветского времени.

Портал «Год литературы» назвал 100 главных книг постсоветского времени. Произведения определяли эксперты в области книгоиздания и литературы, сотрудничающие с изданием. Возглавил список роман Виктора Пелевина «Generation П» — он собрал больше всего голосов экспертов. А вот как выглядит рейтинг целиком.

Виктор Пелевин. «Generation П» (1999);
Владимир Шаров. «Репетиции» (1992);
Виктор Пелевин. «Чапаев и Пустота» (1996);
Георгий Владимов. «Генерал и его армия» (1997);
Алексей Иванов. «Сердце Пармы» (2003);
Виктор Астафьев. «Прокляты и убиты» (1995);
Александр Чудаков. «Ложится мгла на старые ступени» (2000);
Майя Кучерская. «Современный патерик» (2004);
Владимир Сорокин. «День опричника» (2006);
Владимир Маканин. «Асан» (2008);
Эдуард Веркин. «Облачный полк» (2012);
Евгений Водолазкин. «Лавр» (2013);
Захар Прилепин. «Обитель» (2014);
Владимир Орлов. «Аптекарь» (1988);
Марк Харитонов. «Два Ивана» (1988);
Эдуард Лимонов. «Это я, Эдичка» (1991 в России);
Виктор Пелевин. «Омон Ра» (1992);
Фазиль Искандер. «Человек и его окрестности» (1993);
Асар Эппель. «Травяная улица» (1994);
Александр Солженицын. «Абрикосовое варенье» (1995);
Пётр Алешковский. «Старгород» (1995);
Владимир Казаков. «Избранные сочинения в трех томах» (1995);
Юлия Кокошко. «В садах» (1995);
Павел Санаев. «Похороните меня за плинтусом» (1996);
Дмитрий Бакин. «Страна происхождения» (1996);
Дмитрий Галковский. «Бесконечный тупик» (1997);
Ольга Славникова. «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки» (1997);
Олег Кургузов. «Солнце на потолке» (1997);
Виктор Пелевин. «Синий фонарь» (1997);
Леонид Бородин. «Царица смуты» (1998);
Ирина Поволоцкая. «Разновразие» (1998);
Андрей Лазарчук, Михаил Успенский. «Посмотри в глаза чудовищ» (1998);
Юрий Коваль. «Монохроники» (1999);
Людмила Улицкая. «Казус Кукоцкого» (2000);
Михаил Гаспаров. «Записи и выписки» (2000);
Павел Крусанов. «Укус ангела» (2000);
Сергей Носов. «Член общества, или Голодное время» (2000);
Михаил Шишкин. «Взятие Измаила» (2000);
Александр Проханов. «Идущие в ночи» (2000);
Татьяна Толстая. «Кысь» (2001);
Михаил Кононов. «Голая пионерка» (2001);
Александр Проханов. «Господин Гексоген» (2002);
Сергей Гандлевский. «НРЗБ» (2002);
Лидия Гинзбург. «Записные книжки, воспоминания, эссе» (2002);
Людмила Петрушевская. «Черное пальто» (2002);
Леонид Юзефович. «Казароза» (2002);
Эдуард Лимонов. «Книга воды» (2002);
Артур Гиваргизов. «Мой бедный шарик» (2002);
Классики. Лучшие стихи современных детских писателей (М. : Эгмонт, 2002);
Олег Чухонцев. «Фифиа» (2003);
Михаил Тарковский. «Замороженное время» (2003);
Денис Осокин. «Барышни тополя» (2003);
С. Витицкий (Борис Стругацкий). «Бессильные мира сего» (2003):
Дмитрий Быков. «Орфография» (2003);
Валентин Распутин. «Мать Ивана, дочь Ивана» (2003);
Александр Кабаков. «Все поправимо» (2004);
Татьяна Бек. «Сага с помарками» (2004);
Виктор Пелевин. «Священная книга оборотня» (2004);
Владимир Микушевич. «Воскресение в Третьем Риме» (2005);
Дмитрий Быков. «Эвакуатор» (2005);
Захар Прилепин. «Патологии» (2005);
Тимур Кибиров. «Стихи» (2005, Время);
Александр Кузнецов-Тулянин. «Язычник» (2006);
Захар Прилепин. «Санькя» (2006);
Сергей Жарковский. «Я, Хобо: Времена смерти» (2006);
Евгений Войскунский. «Румянцевский сквер» (2007);
Олег Курылев. «Убить фюрера» (2007);
Илья Боровиков. «Горожане солнца» (2007);
Михаил Елизаров. «Библиотекарь» (2007);
Леонид Юзефович. «Журавли и карлики» (2008);
Владимир Шаров. «Будьте как дети» (2008);
Александр Иличевский. «Пение известняка» (2008);
Александр Терехов. «Каменный мост» (2009);
Роман Сенчин. «Елтышевы» (2009);
Павел Басинский. «Лев Толстой: бегство из Рая» (2010);
Михаил Шишкин. «Письмовник» (2010);
Владимир Сорокин. «Метель» (2010);
Наталья Щерба. «Часодеи: Часовой ключ для Василисы» (2010);
Максим Амелин. «Гнутая речь» (2011);
Сергей Солоух. «Игра в ящик» (2011);
Саша Соколов. «Триптих» (2011);
Олег Ермаков. «Арифметика войны» (2012);
Андрей Волос. «Возвращение в Панджруд» (2013);
Владимир Данихнов. «Колыбельная» (2014);
Елена Скульская. «Мраморный лебедь» (2014);
Борис Екимов. «Осень в Задонье» (2014);
Андрей Дмитриев. «Крестьянин и тинейджер» (2014);
Валерий Залотуха. «Свечка» (2014);
Александр Григоренко. «Мэбэт» (2015);
Людмила Улицкая. «Лестница Якова» (2015);
Мария Галина. «Автохтоны» (2015);
Мария Степанова. «Три статьи по поводу» (2015);
Феликс Кандель. «Грех жаловаться» (2015);
Гузель Яхина. «Зулейха открывает глаза» (2015);
Вадим Левенталь. «Комната страха» (2015);
Анна Козлова. «F20» (2016);
Евгений Водолазкин. «Авиатор» (2016);
Леонид Юзефович. «Самодержец пустыни» (2017);
Владимир Сорокин. «Манарага» (2017);
Михаил Гиголашвили. «Чертово колесо» (2017)

Исторические анекдоты о человеколюбии Екатерины II

Представление государям есть такое дело, которое не может совершаться равнодушно. Представляются люди различных свойств, характера и образования: одни от чрезмерной радости удостоиться этой высокой чести, другие от врожденной, неодолимой застенчивости, несмотря на ум и дарования, смущаются, торопеют и нередко путаются в словах и ответах. Иные, не расслушав или не поняв вопроса, отвечают совсем противное. Так, императору Александру, когда он принимал, в проезд через какой-то губернский город, тамошних помещиков и спросил, между прочим, у одного из них:
— Ваша фамилия?
— В деревне осталась, ваше величество, — отвечал он, принимая это слово в значении: «семейство».

…Иногда, может быть, это и забавляет сильных земли, но по большей части наводит скуку и требует терпения. Императрица Екатерина в величайшей степени была снисходительна, но, при всей своей кротости, позволила себе в подобном случае забавный ответ.
Однажды, при обыкновенном выходе, представлялся ко двору генерал Ш., служака времен императрицы Елизаветы Петровны, человек престарелый, но простой, и давно, а может быть и никогда, не бывший в столице. Разговаривая с ним, государыня к чему-то сказала:
— Я до сих пор вас не знала.
— И я, матушка, — отвечал он, — вас не знал.
На это она, едва удерживаясь от смеха, промолвила:
— Да как и знать меня, бедную вдову!
(Черты из жизни Екатерины II. Древняя и новая Россия. 1879. Т. I. С. 67)

***
Однажды в Царском селе императрица, проснувшись ранее обыкновенного, вышла на дворцовую галерею подышать свежим воздухом и увидела у подъезда нескольких придворных служителей, которые поспешно нагружали телегу казенными съестными припасами.
Екатерина долго смотрела на эту работу, не замечаемая служителями, наконец крикнула, чтобы кто-нибудь из них подошел к ней. Воры оторопели и не знали что делать. Императрица повторила зов, и тогда один из служителей явился к ней в величайшем смущении и страхе.
— Что же вы делаете? — спросила Екатерина, — вы, кажется, нагружаете вашу телегу казенными припасами?
— Виноваты, ваше величество, отвечал служитель, падая ей в ноги.
— Чтоб это было в последний раз, — сказала императрица а теперь уезжайте скорее, иначе вас увидит обергофмаршал и вам жестоко достанется от него.
(Подлинные анекдоты Екатерины Великой. М. 1806. С. 14)

***
Раз Екатерина играла вечером в карты с графом А.С.Строгановым. Игра была по полуимпериалу; Строганов проигрывался, сердился; наконец, бросил карты, вскочил стула и начал ходить по комнате.
— С вами играть нельзя; вам легко проигрывать, а мне каково? — кричал он императрице.
Находившийся при этом Н.П.Архаров испугался и всплеснул руками.
— Не пугайтесь, Николай Петрович, — хладнокровно сказала ему Екатерина, — пятьдесят лет все та же история.
Походив немного и охладев, Строганов опять сел и игра продолжалась, как будто ничего не бывало.
(Рассказы князя С.М.Голицына. Русский архив. 1869. С. 640).

***
Придворному книгопродавцу Вайтбрехту было прислано из Парижа несколько сот экземпляров пасквилей на императрицу. Не зная, как поступить в этом случае, он представил экземпляр обер-полицмейстеру и просил его донести о происшедшем государыне. На другой день обер-полицмейстер приехал к Вайтбрехту и спросил его: какая цена назначена по фактуре присланным книжкам и по какой он мог бы продавать их?
Вайтбрехт определил цену каждой книжки в тридцать копеек ассигнациями.
— В таком случае, — сказал ему обер-полицмейстер, — императрица приказывает вам продавать их по пяти копеек, а недостающие затем деньги будут вам отпущены из придворной конторы.
(Обозрение царствования и свойств Екатерины Великой. П.Сумарокова. Спб. 1832. Ч. I. С. 177).

***
Обер-полицмейстер Рылеев по окончании своего доклада о делах донес императрице, что он перехватил бумагу, в которой один молодой человек поносит имя ее величества.
— Подайте мне бумагу, — сказала она.
Не могу, государыня, в ней такие выражения, которые и меня приводят в краску.
— Подайте, — говорю я, — чего не может читать женщина, должна читать императрица.
Развернула, читает бумагу, румянец выступает на ее лице, она ходит по зале, засучивает рукава (это было обыкновенное ее движение в раздраженном состоянии), и гнев ее постепенно разгорается.
— Меня ли, ничтожный, дерзает так оскорблять? Разве он не знает, что его ждет, если я предам его власти законов?
Она продолжала ходить и говорить подобным образом; наконец, утихла. Рылеев осмелился прервать молчание.
— Какое будет решение вашего величества?
— Вот мое решение, — сказала она и бросила бумагу в огонь.
(Черты из жизни Екатерины II. Древняя и новая Россия. 1879. Т. 1. Стр. 141).

***
Мраморный бюст императрицы, сохранявшийся в Эрмитаже под стеклянным колпаком, был найден нарумяненным. Приближенные государыни убеждали ее приказать нарядить по этому поводу тщательное следствие и строго наказать виновных в столь дерзкой выходке. Но Екатерина, не выказывая ни малейшего неудовольствия, отвечала им:
— Вероятно, это кто-нибудь из пажей хотел посмеяться над тем, что я иногда кладу себе на лицо румяны. Велите только вымыть бюст.
(Masson. Memoires secrets sur la Russie. Paris. 1859. Pg. 118).

***
Между генерал-губернаторами в царствование Екатерины А.П.Мельгунов, как известно, быт признаваем по уму его в числе отличных и пользовался общим уважением. Мельгунов имел однако же слабость в кругу близких ему особ отзываться иногда в смысле и духе критическом насчет императрицы. Такой образ мыслей, равно как и многие из отзывов Мельгунова, были государыне известны.
Однажды Мельгунов, приехавший в столицу по делам службы, имел у императрицы доклад, продолжавшийся очень долго. Некоторые из близких государыне особ, заметив такую продолжительность, удивлялись этому, зная, что императрице известен образ мыслей Мельгунова. Когда последний вышел из кабинета, один из приближенных в ироническом смысле напомнил императрице о его отзывах на ее счет. Екатерина на это сказала.
— Все знаю, но вижу в нем человека государственного; итак, презирая личного моего в нем врага, уважаю достоинства. Я, подобно пчеле, должна и из ядовитых растений выбирать соки, которые, в смешении с другими, могут быть полезными.
(Черты из жизни Екатерины П. Древняя и новая Россия. 1879. Т. I. Стр. 144).

***
Когда Франция подверглась жестоким следствиям революции и внутренних неустройств всякого рода, когда осторожная Екатерина прервала и на море, и на суше всякое с нею сношение, в то время возвратился из Парижа молодой Будберг, русский камер-юнкер, бывший впоследствии ревельским губернатором. Екатерина, вникавшая в причины всяких действий, любила в то время расспрашивать подробно приезжающих из этого государства; она пожелала и его видеть.
Милостиво ею принятый и обласканный, он удовлетворял любопытство императрицы, рассказывая о своих путешествиях.
— Скажите, пожалуйста, — спросила она, — отчего это во Франции такие волнения?
— Да как не быть волнениям,—резко и живо отвечал он в каком-то рассеянии, забыв о лице, с которым говорил,— самовластие там дошло до такой степени, что сделалось несносным.
Выговорив это, он опомнился, смутился, потупил глаза и стоял как вкопанный.
— Правда твоя, мой друг, — заметила Екатерина, —надобно стараться несносное делать сносным.

Другой раз, разговаривая об этом же предмете с графом Н.П.Румянцевым, возвратившимся также из чужих краев и бывшим впоследствии государственным канцлером, она сожалела о затруднительном положении французского короля Людовика XVI, о неустройствах и волнениях во Франции и, между прочим, сказала:
— Чтобы хорошо править народами, государям надобно иметь некоторые постоянные правила, которые служили бы основою законам, без чего правительство не может иметь ни твердости, ни желаемого успеха. Я составила себе несколько таких правил, руководствуюсь ими, и, благодаря богу, у меня все идет недурно.
Румянцев осмелился спросить:
— Ваше величество, позвольте услышать хотя одно из этих правил.
— Да вот, например, — отвечала Екатерина — надобно делать так, чтобы народ желал того, что мы намерены предписать ему законом.
(Исторический вестник. 1881. Т. I. С. 466).