Category: армия

Дорожная сеть и Римская почта.

Отлаженность и четкость работы древнеримской почты могла бы посоревноваться по качеству обслуживания с современной.

Римские дороги, сохранившиеся и по сей день, гордость Империи и первый памятник коммуникационным связям Древнего мира. Они, как паутина, опутали все провинции, и стали оплотом успешной экономики и военного превосходства над соседями Рима.

Дорогами могли пользоваться только военные, госслужащие и почты. Содержание дорог, как правило, лежало на плечах землевладельцев, к чьим землям примыкали эти транспортные артерии.

Вдоль дорог стояли мильные столбы с указанием расстояния - либо до самого Рима, либо до крупного населенного центра. На постоялых дворах были специальные комнаты отдыха, предназначенные для военных, командировочных служащих и почтовых работников. В конюшнях в обязательном порядке находились «свежие» лошади. По нескольку раз в день, в строго определенное время и по строго определенному маршруту, в дорогу отправлялись почтовые кареты и повозки. Первая в мире газета «Акта» доставлялась именно почтовой службой. Как утверждают источники, почтовые отправления двигались со скоростью до 120 римских миль в день (около 177км). Огромнейший толчок по развитию коммуникаций был сделан Императором Августом. Он не только систематизировал все движение по кровеносным жилам страны, но и утвердил двух почтмейстеров, морского и сухопутного. Почта стала отдельной государственной структурой. А при Императоре Траяне, когда в казне не хватало денег, была выпущена «юбилейная» серия монет, пропагандирующая строительство дорог.

Римские путешествия и банковские переводы

Частным экипажам было запрещено пользоваться дорогами. Военно-почтовое назначение трасс было незыблемо. Однако, со временем, любой гражданин империи за определенную плату мог перемещаться этими дорогами в почтовых экипажах. Превосходно организованная банковская система позволяла не брать наличные в дорогу. Достаточно было иметь с собой что-то наподобие персональных чеков, по которым владелец мог получить деньги в ближайшем «банковском отделении , а таковых было огромное количество. По дорогам курсировали не только почтовые кареты , но и военные патрули. К слову сказать, нареканий на грабежи почти на протяжении 300 лет от начала реформ Императора Августа - зафиксировано документально не было..
Известно, что морские и речные регулярные почтовые и грузовые отправления оплачивались специальными жетонами – тессерами. К сожалению, не смотря на огромное количество археологического материала, вопросы морской почты и ее функциониравания слабо изучены.
Любой желающий при наличии средств мог осуществлять длительные путешествия с посещением достопримечательностей, разбросанных по всей Римской Империи. Путешественнику в дорогу выдавался серебряный кубок, и в каждом местечке или городе, на кубке гравировали имя Города или Местности. Такие кубки хранятся в музеях и частных коллекциях.

Перевёртыши, Лаос, 1967 год.


Видите тонкие полоски вокруг опознавательных знаков на бортах этих самолётов? В них вся соль.

США передали первые самолёты T–28 Trojan Королевским ВВС Лаоса в 1963 году. Переделанные из учебно–тренировочных в боевые самолёты изначально предназначались для перехвата самолётов, снабжавших военные подразделения комунистов Патет Лао.

Обучением лаосских пилотов и обслуживанием самолётов занимались ВВС США, однако здесь была загвоздка: на Женевской конференции 1954 года Лаос был объявлен нейтральным государством, всякое участие иностранных держав в гражданской войне Лаоса запрещалось, то есть присутствие войск США было крайне нежелательным.

Между тем, интенсивность боевых действий увеличивалась, требовалось бороться с линиями снабжения, по которым перебрасывались подкрепления коммунистам. США передали дополнительные Трояны,но лаосских пилотов и техников катастрофически не хватало, вдобавок, американцы столкнулись с проблемами коммуникации — лаосцы не знали английского.

Выход был найден в привлечении пилотов авиакомпании Air America, формально коммерческой, но работавшей в интересах ЦРУ в Юго–Восточной Азии, а также наёмных пилотов из соседнего Таиланда.
Были сформированы две группы: Группа А состояла из американских пилотов, а группу Б входили пилоты из Таиланда. Эта группа совершила наибольшее число боевых вылетов, нанося удары по колоннам грузовиков, снабжавших отряды Патет Лао, и по стационарным целям.

Американцы же в основном были инструкторами, а так же формально летали исключительно на "разведку погоды" и "наблюдение за обстановкой".

Обе группы использовали одни и те же самолёты.

Однако обнаружение американского пилота в лаосском самолёте было чревато большим скандалом, поэтому были предприняты некоторые меры.

Пилоты Air America летали без документов. Их предупреждали, что в случае если их собьют, они будут уволены из авиакомпании задним числом, их личные дела будут уничтожены, а сами они будут объявлены наёмниками.

Вдобавок, на борта самолётов в районе опознавательных знаков прикрепили рамки, те самые, что видны на фото. В зависимости от вылетающего пилота в рамки вставлялись картонки с нарисованным опознавательным знаком ВВС США, если это был легальный наблюдательный полёт, или просто пустой лист, закрывающий знак, в случае боевого вылета американцев или тайцев. Впрочем, встречались и случаи, когда ОЗ Лаоса устанавливали поверх ОЗ США.

Война под землей: тактика туннелей.

К концу осени 1914 года война на Западном фронте начала приобретать позиционный характер. Ни одна из сторон не могла продвинуться вперед. И вскоре солдаты начали уходить под землю.

В течение нескольких лет небольшие отряды выносливых, решительных солдат зарывались в глину, песок и гравий во Фландрии, прокладывая туннели под позициями своих врагов. Они укладывали взрывчатку, иногда в огромных количествах, которые при детонации посылали огромные куски земли, траншеи и части человеческих тел на несколько сотен метров в небо.

Как и в большинстве случаев на войне, затраты ресурсов и жизней принесли мало положительных результатов. Но это не остановило тактику подземной войны, которая добавила еще больше страха и ужаса в жизнь солдат.

Немцы были первыми, кто напал снизу, на Ипре в начале 1915 года. Британцы ответили, расширив туннельные компании, чтобы отомстить и вскоре опередили своих противников. Большой вклад в развитие туннельной войны внес инженер Джон Нортон-Гриффитс.

Создание туннелей, казалось, давало шанс выиграть небольшое тактическое преимущество, которое могло помочь сломить паралич на фронте. Идея заключалась в том, что в результате неразберихи после сильного взрыва войска могли устремиться вперед и занять только что созданные воронки.

Работа в туннелях была изнурительной и опасной. В первые месяцы на Ипре британские отряды провели шесть дней в туннелях, работая парами лицом к лицу при свечах. Один выкалывал глину, а другой упаковывал ее в мешки, которые перевозили на тележке.

Они работали в тишине, опасаясь того, что немцы услышат их. Часто они оказывались в положении отчаянной гонки, чтобы установить взрывчатку до того, как враг взорвет ее.

К июню 1916 года в британском секторе насчитывалось 31 туннельных рот, включающая подразделения из Канады, Австралии и Новой Зеландии, общей численностью более 21 000 человек. Уровень потерь от обвалов, отравления газом и вражеских действий во время туннельных работ был высоким, около 1200 человек в месяц.

Открытие наступательной операции на Сомме 1 июля 1916 года было обеспечено взрывом семи крупных и одиннадцати мелких мин. В окрестности деревни Ла-Буасель создалась одна из самых больших воронок войны. С 1918 г. этот объект практически не пострадал и в настоящее время является объектом археологического исследования.

Кульминацией британской туннельной войны стала Мессинская операция. В феврале 1917 года командующий 2-й армией генерал сэр Герберт Плумер согласовал план подрыва возвышенности, где находились немцы. За 15 месяцев англичане вырыли свыше 20 туннелей и заложили 600т взрывчатки. Ранним утром 7 июня 1917 года они были взорваны. Британские военные корреспонденты были рядом, чтобы зафиксировать это зрелище.

Это было "самое дьявольское великолепие, которое я когда-либо видел", - писал английский журналист и писатель Филипп Гиббс.
«Из темных хребтов ... хлынуло и поднялось огромное пламя от взрывающихся мин, земля и дым освещенные пламенем, разлившимся в фонтаны яростного цвета, вся местность была освещена красным светом.»

Нортон-Гриффитс давно настаивал на операции, утверждая, что при помощи разрушительной силы мин союзные войска смогут дойти до вершины хребта «куря свои трубки».

Но было не совсем так. Взрывы, несомненно, оглушили защитников. 10 000 немецких солдат погибло при взрыве. Последующий захват и удержание хребта были оценены как огромный успех наступательной операции.

Тем не менее, для подготовки к таким операциям требовалось много времени и ресурсов. Также был риск того, что противник сможет помешать подготовке, создав для себя выигрышное положение на поле боя.

Тактика с туннелями запомнилась на войне как страшное средство борьбы против застоя на линии фронта.