July 4th, 2019

Бандо Тамасабуро V



Бандо Тамасабуро V - японский актёр нескольких разновидностей японского и классического театра и кино, а также режиссёр театра и кино. Один из самых известных ныне живущих актёров кабуки амплуа оннагата (женских ролей), удостоенный в этом качестве статуса живого национального сокровища.
Тамасабуро Бандо посвятил свою жизнь пристальному изучению женщин: как они ходят, как двигаются в целом, как держат руки.

И у него это неплохо получается. На самом деле, настолько неплохо, что в Японии он получил статус живого национального сокровища — так обозначаются люди, сделавшие огромный вклад в сохранение традиций и культуры страны.

Бандо — ведущий специалист в области «оннагата», одного из амплуа театра кабуки, в котором исполнители мужского пола играют роли женщин.

«Это больше, чем просто признание, этот статус для тех, кто практикует и увековечивает традиционные виды искуства, означает обязанности, моральный долг перед будущими поколениями», – заявил Бандо в интервью корреспонденту «AFP».

Кабуки является одной из форм традиционного японского театра, в которой сочетаются танец, игра актёров и музыка.

Как и в своём современном европейском эквиваленте, здесь нет женщин-актрис. Полностью мужской состав труппы носит сложные костюмы и не менее сложный грим для отображения всего разнообразия ролей.

«Самое главное для меня это создать на сцене момент, буквально долю секунды, за который я могу поделиться чем-либо с публикой… но если мне это не удаётся, если зрители не могут этого оценить, тогда я не смогу защитить это сокровище», – уверен Бандо.

Он как-то сказал, что понял, что ему никогда не увидеть мир глазами женщины, что его видение всегда будет восприятием мужчины.

Бандо старается создавать образ кусочек за кусочком: жесты, взгляд, движения веера размывают границу между действительностью, в которой он мужчина, и происходящим на сцене, где он играет женщину.

«Граница зыбка. Я мужчина, я никогда не был женщиной. Концепция оннагата основывается на представлениях мужчины о женщине, и всё куда глубже простой физической трансформации», – рассказывает он.

«Настоящий Тамасабуро здесь, перед вами. На сцене я видение, быть может, просто плод воображения. Именно на сцене я счастливее всего», – улыбается он.

Обычное представление кабуки может длиться более четырёх часов, но до сих пор остаётся весьма популярным в Токио, который славится своей любовью ко всему новому.

Предполагается, что самый известный в столице театр кабуки, Кабуки-дза (Гиндза), после масштабных реставрационных работ вновь откроется в апреле этого года.

Бандо считает, что кабуки только выиграл от технологических изменений, что они не нанесли никакого ущерба сути искусства, поэтому их стоит принять.

«300 лет назад кабуки был совсем другим», – уверен он. – «Не было электричества, не было электроники, например, люк в полу приходилось открывать вручную».

«Кабуки развивается, но сохраняет свой дух, и будет делать так же и в будущем — точно так же, как это делают греческие трагедии, опера или балет», – продолжает Бандо.

На прошлой неделе Бандо отправился в Париж — впервые за четверть века. Сначала он дал три сольных представления, а затем предстал в «Пионовом павильоне», классической китайской опере, которую он же и поставил.

Сокращённую версию шедевра эпохи династии Мин представят около 60 актёров и музыкантов. В оригинале «Пионовый павильон» включает в себя 55 актов.

В этой истории любви молодой пары Бандо играет роль Ду Линян (Du Liniang), дочь высокопоставленного чиновника.

По словам Бандо, он одновременно и нервничал, и предвкушал выступления за рубежом, но при этом был твёрдо уверен, что экзотика и непривычная эстетика кабуки переживёт переход на европейскую сцену.

«Этого достаточно, чтобы пьеса понравилась», – заявил Бандо, отвергнув предположения, что аудитории потребуются разнообразные знания в области культуры и истории. – «Не обязательно знать о войне Алой и Белой розы, чтобы любить Шекспира».