margarin02 (karlusha1986) wrote,
margarin02
karlusha1986

На другом поле боя

В начале 1990-х годов распад Советского Союза перекроил Восточную Европу, где своим размером и потенциалом сразу выделились экономики двух стран. Одной из них была Польша с 38 миллионами человек; другой — Украина с населением в 52 миллиона. В то время было еще не ясно, какой из них предназначено успешное будущее: показатели ВВП на душу населения в Польше были не лучше, чем на Украине, а польская экономика под тяжестью долгового бремени быстро сокращалась. Сегодня подобное сравнение кажется нелепым. В первом квартале экономика Украины свернулась почти на 18% в годовом исчислении. Поляки же в три раза богаче украинцев.

Отчасти это расхождение стало горьким результатом геополитического курса. Россия смирилась с выходом Польши на западную орбиту; когда же Украина в прошлом году сделала попытку перекочевать на сторону Европейского Союза, Россия захватила Крым — и по-прежнему не перестает вмешиваться в конфликт в Донецке. Европа могла поманить Польшу перспективой присоединения к ЕС; однако полноправное членство для Украины в лучшем случае маловероятно. Между тем, политика реформ также имеет значение. Запад способствовал тому, что Польша стала одним из примеров экономического успеха. Если теперь он хочет оказать помощь Украине — и противодействовать губительной тактике России — ему следует обратиться к опыту предыдущей «спасательной операции».

Первый урок, который можно извлечь из опыта Польши, это необходимость реструктуризации долга. Благодаря урезанию в соотношении польской задолженности к ВВП, с 83% в 1990 году до 56% в 1993 году, обязательства по кредиту не смогли подорвать экономику. В соответствии с предусмотренной МВФ программой финансирования украинское правительство ведет переговоры с кредиторами по вопросу облегчения собственного долгового бремени. Украина должна не столько просить продления сроков погашения кредитов, сколько иметь возможность требовать списания большей части суммы своего долга частным кредиторам, не ставя под угрозу внешнее финансирование.

Польша также указывает на необходимость щедрого предоставления финансовых ресурсов. Запад потратил огромные средства, чтобы вытянуть Польшу на современный уровень. В период с 1990 по 2000 год только Китай, Индия и Египет получили больше иностранной помощи. На Украине же до сих пор единственным крупным источником средств остается МВФ. Его представители утверждают, что Украине требуется помощь в размере 40 миллиардов долларов в форме облегчения бремени задолженности и займов; истинные потребности ее оказываются еще выше.

Тем не менее, суммы, предлагаемые извне, ничтожно малы. Америка могла бы предоставить гораздо большие гарантии по кредиту, нежели пока обещанные ею с небольшим риском для своих налогоплательщиков 2 миллиарда долларов. Европейцы оказались еще более неуступчивыми. К середине мая ЕС выплатил 1,6 миллиарда евро (1,8 миллиарда долларов) экономической помощи. Это ничтожная сумма. К тому же, оказалась упущенной еще одна возможность: ежегодные инвестиции в размере 6 миллиардов могли бы помочь Украине ослабить мертвую хватку России, сделав ее к 2030 году почти самодостаточной в отношении газа. Наиболее странными были настойчивые требования ЕС в октябре о выплате украинским правительством российскому энергетическому гиганту «Газпрому» 3 миллиардов долларов спорных задолженностей за импорт газа. В этом отношении, с финансовой точки зрения клуб, в который Украина хочет вступить, скорее больно ранил ее, нежели помог.

Как и в Польше, финансирование должно быть привязано к долгосрочным структурным реформам. Правительство Украины уже проводит некоторые существенные изменения. Уклонение от уплаты налогов становится все более трудным. Чтобы улучшить финансовое положение государственной газовой монополии «Нафтогаза», цены на бытовой газ выросли в четыре раза. Это спасло государственные деньги: в первом квартале этого года Украина зарегистрировала профицит бюджета.

Но многое еще предстоит сделать. Станции, используемые «Нафтогазом» для измерения расхода газа, располагаются в России, то есть никто не знает точный объем газа, приходящего на Украину: это создает огромные возможности для незаконной перекачки и продажи голубого золота. Туманная правовая система Украины и теневой бизнес оказывают сопротивление изменениям. Коррупционный механизм остается ненарушенным. А восстановление государственных финансов не должно проходить за счет урезания расходов на здравоохранение и образование.

План военных действий

Параллели, проводимые между Украиной и Польшей, не вполне точны. Польша в 1990-е годы не только не утратила своих территорий в результате вторжения, но и не была столь уязвима ввиду экономического шантажа России. Запад не может вливать безграничное количество денег в Украину без установления условий. Он также не может отрезать страну, силой лишенную своей производственной базы, 2 миллиона жителей которой являются эмигрантами и чья экономическая судьба в значительной степени зависит от интриг Кремля. Большая часть пакета гуманитарной помощи Украине должна быть предоставлена независимо от реформ, связанных с финансированием. С начала кризиса ЕС и его государства-члены оказали Украине помощь в размере лишь 139 миллионов евро. Для сравнения: в 2011 году Европейская комиссия выделила больше денег, чтобы помочь фермерам производителям салата, пострадавшим от вспышки инфекции, вызванной кишечной палочкой.

Tags: В мире, польша
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments